Специальная тема женщины равенство политика
lEONID GAPEEV / 10.06.2018

ВНУТРЕННИЙ ГОЛОС БЫЛ ПРАВ?

«Ох, как надоел мне этот внутренний голос! То и дело повторяет: дай информацию, цифры, факты, события и комментарии… Они так и норовят опередить друг друга, пытаясь доказать по очереди каждый свою важность и незаменимость. Но кто ж главнее? Тут же вопрос не из легких…»

После этих мыслей вслух вдруг послышался какой-то загадочный шорох. Было уже далеко за полночь, когда некий призрак у черного камина, где догорали угольки после недавнего фуршета, наполняя пространство дурманящим ароматом, вкрадчиво произнес: «Журналистика как проститутка: или ты ее, или она тебя. Здесь нет ни победителей, ни побежденных. Есть лишь сокрытое, на первый взгляд, действо слова. Мастер пера — вовсе не поэт или романтик, жадно ловящий некий смысл в мгновении. Вдохновения у тебя может и не быть…»
— Как же так, — недоумевал внутренний голос, — ведь творческая литературная деятельность не кузнечный цех, необходим же изначально живой интерес, чтобы найти свой художественный образ?
Призрак, не выдержав, пробурчал:
«Создать имидж любой фигуре — это искусство конъюктуры.
Все неотложные дела показуха родила.
Актуальный репортаж — это только «камуфляж».
Нет ведь чести у мундира. Лишь за кадром
Существует «такса командира».
Наш «горячий» материал — кому-то выгодный скандал.
Главное, чтоб без кандал окупился бы товар…»

Больше ничего не ответил раздраженный представитель темных сил. Сбросив с себя желтую маску, призрак скрылся с недоумением на лице, взмахнув напоследок волшебной палочкой.
Неожиданно перед спящим предстала молоденькая и хорошенькая представительница известной древнейшей профессии. Поначалу наш зритель долго и пристально разглядывал девушку-незнакомку. Она же кокетничала, всячески заигрывая с ним.
Вдоволь насладившись игрой, задуманной по чьему-то сценарию, наш герой внезапно нахмурился, вспомнив о своем непосредственном задании. На утро предстояло сдать редактору интересный «горячий» материал. Профессиональная привычка сработала на уровне подсознания: рука достает упавший в бутылку из-под красного вина карандаш, пытаясь что-то написать. Однако перо превращается в тяжелый меч. «А ведь словом можно не только ранить», — послышался знакомый шепот. После чего наш журналист проснулся весь в холодом поту.

«Ну, нет, довольно! — подумал он, вытирая следы мнимой крови на своих пальцах правой руки, пребывая еще в состоянии шока, — на меня совершено покушение. Попытаться бы изложить все факты в письменном виде»… Однако мысли и действия не подчинялись воле разума. В бреду «потерпевший» тщетно пытался даже кого-то звать на помощь, но призрак больше не появлялся.
Так и не приходя в сознание, человек замерзал в неотапливаемой жилой квартире, находясь буквально при смерти. Жаль, что вовремя не прислушался он к своему внутреннему голосу. Теперь наступает неизбежное: тот критический момент, после которого в журналистике мог остаться лишь факт, на основе которого получится «горячий» материал, правда с участием нашего героя посмертно…

Значит, внутренний голос был прав?!

27